Отмывание денег в Danske Bank оценили в $230 млрд — больше, чем стоит весь крипторынок | TRADERNET

Отмывание денег в Danske Bank оценили в $230 млрд — больше, чем стоит весь крипторынок

> Слушать - https://u.to/oEIjFA ( продолжаем изучать возможности списания "пузырей" через крипту)

Последние несколько месяцев филиал Danske Bank в Эстонии был в центре внимания прессы. Причиной повышенного интереса к небольшому банку в маленькой стране стал случай отмывания денег в беспрецедентном объеме. Любопытен тот факт, что за последние годы тема отмывания средств несколько раз поднималась в контексте того, что криптовалюта является главным инструментом преступников. Сейчас же речь идет о коррупции в традиционном секторе — пришло время поздравить его с колоссальным провалом.

Скандал набирает обороты. Похоже, что, потянув за несколько ниточек, следователи по уголовным делам США распутали огромный клубок: согласно Bloomberg, на прошлой неделе они запросили информацию из Deutsche Bank AG и Bank of America Corp о транзакциях, которые учреждения обрабатывали для Danske Bank Estonia. Известно также, что следователи министерства юстиции интересовались деталями сотрудничества JPMorgan Chase & Co. с Danske Bank. Этот случай может быть всего лишь верхушкой айсберга, так как причастные к делу лица только начали говорить. Рассмотрим подробнее текущую ситуацию в сфере борьбы с отмыванием средств и выясним, какие выводы можно сделать в свете последних событий.

Экскурс в историю коррупционных банковских скандалов

История, всколыхнувшая общественность, началась еще в 2007 году, когда Danske Bank приобрел небольшое финское предприятие Sampo Bank. Sampo обладал статусом нерезидента в Эстонии, что и повлекло за собой сложности. В 2015 году, когда обнаружилась несостоятельность методов противостояния отмыванию денег, Danske приостановил работу офиса в Эстонии после того, как стало ясно, что AML-процедуры банка неэффективны. «Процедуры AML в эстонском филиале в отношении портфелей нерезидентов были явно недостаточными и несостоятельными, а также нарушали международные стандарты и законодательство Эстонии, несмотря на то, что клиенты-нерезиденты классифицировались как высокорискованные», — говорится в независимом отчете Bruun & Hjejle, датской юридической фирмы. Эстонский филиал должен был следовать собственным системам AML Danske, но у подразделения была своя IT-платформа, что означало отсутствие доступа системы мониторинга рисков, которая является общей для всех учреждений банка в Копенгагене.

Исследование показало, что более половины клиентов Danske в Эстонии были подозрительными. В 58% случаев в качестве источника средств были идентифицированы Россия, Эстония и Латвия с назначениями платежей по всему миру. «В период с 2007 по 2015 год примерно 10 000 клиентов-нерезидентов провели 7,5 млн входящих и исходящих платежей <...> Что при пересчете на евро составило приблизительно 200 млрд», — такие цифры представлены в отчете. Идентификация истинного источника денег затруднена из-за отсутствия прозрачности. Часть компаний-получателей является британскими фирмами, зарегистрированными как товарищества с ограниченной ответственностью, что дает им право не публиковать данные о своих возможных владельцах. Таким образом, средства проходят через ряд компаний, а их истинный владелец не может быть идентифицирован — эта схема четко демонстрирует принцип отмывания средств.

Итак, объем составляет около 200 млрд евро с 2007 по 2015 год. Это практически соизмеримо с общим ВВП Эстонии за указанный период. Факт потряс власти страны, а президент Центрального банка Ардо ХАНССОН с сожалением отметил следующее: «Мы считаем себя страной с низким уровнем коррупции и высокой степенью прозрачности, а затем происходит то, чему мы стали свидетелями, и люди начинают задаваться вопросом — а что же там происходит? Я думаю, что сейчас эта проблема актуальна в Северной Европе. И нам просто необходимо понять, как же такое могло произойти и что мы можем сделать, чтобы предотвратить повторение инцидента». Ирония состоит в том, что эпицентром банковского скандала оказалась именно Эстония, страна, известная как одна из самых гостеприимных для криптостартапов. Известная и зачастую осуждаемая. Почему, спросите вы? Конечно же, из-за мошеннического имиджа криптовалюты! С развитием криптоиндустрии местные регуляторы строго следили за соответствием стартапов букве закона, но по абсолютно непонятным причинам игнорировали нарушения в банковском секторе, просто отправляя «предупреждения» до момента приостановления работы Danske в 2014 году. Нужно сделать небольшую ремарку — к слову, количество криптолицензий, выданных в Эстонии, достигло 900 и все еще продолжает расти.

Вернемся к последним событиям: неудобные вопросы к финансовым институтам-гигантам, таким как Deutsche Bank, JPMorgan и Bank of America, касаются неосмотрительности — они были в роли банков-корреспондентов для эстонского отделения Danske Bank. Это и привело к ряду международных расследований, и в конечном итоге дорога дошла и до их неприступных бастионов. Впрочем, это было ожидаемо — в своей сентябрьской статье Францес КОППОЛА, старший обозреватель в Forbes, откровенно высказалась на эту тему: «Danske Bank Estonia не мог провернуть это в одиночку. Большая часть денег была выплачена в долларах США, а для этого нужна помощь других банков». Она также напомнила, что Deutsche Bank ранее обвинялся в отмывании денег, а также об уплате штрафов за «зеркальную торговлю», намекая на то, что «это повышает степень озабоченности по поводу адекватности AML-процедур в Deutsche Bank — и настороженность эта не рассеивается со временем».

Если этих фактов не достаточно, необходимо напомнить, что ранее в октябре Nordea Bank был обвинен в отмывании более 200 млн долларов. Речь шла об операциях в период с 2010 по 2013 год в ныне закрытом международном отделении банка для мировых клиентов в Вестербро. Да-да, тот самый Nordea Bank, который запретил своим работникам покупать и использовать криптовалюты, называя это «преступной и неэтичной» деятельностью на «нерегулируемом рынке».

Подводя итог, судьи-то кто?

Наряду с суждениями Nordea Bank, за последние пару лет мы стали свидетелями огромного количества негатива по отношению к криптоиндустрии со стороны традиционных финансовых институтов. Наиболее яркие аргументы включали в себя непрозрачность и анонимность биткоина и других криптовалют. В теории, они возводились в ранг идеального инструмента для нелегальных денежных потоков. Необходимость создания системы KYC казалась средством спасения всей отрасли, где попытка избежать соблюдения нормативных требований означала войну. Криптоиндустрию заклеймили инструментом зла, в которой спасение можно было обрести, исповедовавшись регуляторам и контролирующим органам. Банковский сектор был приведен в качестве примера сложившегося рынка с идеальной репутацией, кристальной прозрачностью и соблюдением AML-процедур. Так было до настоящего момента. Теперь же репутация колосса разваливается с невероятной скоростью, а уровень надежности глобальных AML-процедур тает на глазах. «На данный момент уровень контроля за соблюдением AML в Дании кажется смехотворным, подобное происходит и в других странах», — прокомментировал ситуацию с несоблюдением гайдлайнов Билл БРАУДЕР, основатель инвестиционного фонда Hermitage Capital Management.

Конечно, никто не оспаривает тот факт, что биткоин и другие криптовалюты использовались в незаконной деятельности. Были случаи преследования, виновные были наказаны. Мы расскажем об этом в другой статье. Сейчас же речь о том, что криптовалюта в итоге — это не «плохой парень вне закона», пытающийся натворить грязных делишек на безупречном финансовом рынке, как это было представлено миру. Сам рынок уже в достаточной мере испорчен и коррумпирован, несмотря на все благородные попытки сделать его максимально прозрачным. Весьма показательным является тот факт, что объем подозрительных средств в деле Danske Bank в пересчете составляет примерно 230 миллиардов долларов, что превышает общую капитализацию всего криптовалютного рынка, которая в настоящее время упала до 169 миллиардов долларов. Примечательно и то, что мошенники выбирают существующую традиционную банковскую систему для своих нужд — отсюда и нужно начинать борьбу с коррупцией. Налицо определенная потребность в перезагрузке политики AML и разработке новых руководств к действию. Нужно абсолютно новое видение того, как глобальный рынок примет эту перезагрузку, нужно определить роль криптовалюты в этой стратегии — но это уже совсем другая история.


To mention another user in a comment, enter the @ sign

You can mention other users if you follow them or if they took part in a discussion


To mention a security in comments, enter its ticker after the ^ sign